АНАЛИТИЧЕСКИЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР "ГАЗЕТА" www.qazeta.net

Информационный Центр под названием "Qazeta AIM" был зарегистрирован в Азербайджане. Главная цель информационного центра — борьба за свободу слова, демократия, самовыражения по политическим и другим общественным делам. Информация в Центр поступают от проверенных источников стран СНГ, Балтии и Европы. Регистрационный номер "2001687911" 04.03.2010. Контакты пресс-центра: tkqazet@gmail.com

Вадим Волков. От вымысла к реальности: «Брат-2» и «Бумер»

kinopoisk.ru

В начале 2000-х экономист и социолог Вадим Волков, который в 1990-е изучал устройство российской преступности, исследовал главных героев массового кино.

«Неприкосновенный запас». 2004. Декабрь.

В любой великой культуре популярными жанрами и сюжетами фильмов становятся те, которые иллюстрируют миф о первоистоках нации или государственности, воссоздают и еще раз проигрывают драму формирования нового общества. В США таким жанром является вестерн (создание зачатков американской государственности на Диком Западе) и гангстерский боевик (рассказ о формировании нового многоэтничного городского общества). До недавних пор советским аналогом были фильмы (в том числе боевики) о Гражданской войне и последующей борьбе с бандитизмом («Белое солнце пустыни», «Шестой» и так далее). В последние годы в поточное производство был запущен новый жанр – фильм про российских бандитов.

Новая власть и новая экономика рождались через многочисленные «стрелки», «терки», «кидки», «разводки», «разборки» и «заказы». И вот теперь, когда бандит практически исчез, уйдя в могилу, в бизнес или в региональные администрации, культуриндустрия заработала на полную мощность, возвращая бандита в нашу жизнь, но уже в другом, мифологизированном виде, препарированном по законам кино- или телесериала. Как в свое время карьеры многих крупных бизнесменов стартовали в криминальной среде, так и нынешние восходящие звезды кино раскручиваются на бандитской теме. Едва ли найдется известный актер старой или новой формации, который не сыграл бы авторитетного бандита, вора, киллера или, на худой конец, мента.

Фильм «Бумер» – в стороне от современного бандитского кино и на несколько порядков выше. Он предельно соответствует реальности повседневной бандитской жизни и противостоит поп-культурной мифологизации и эксплуатации бандитской темы.

Фильм почти безупречно, без излишеств и вымысла выдержан «по понятиям», по специфике речи и поведения бандитской среды. В центре фильма – московская бригада, работающая с неким Сухарем, четыре человека: Кот, Рама, Кила и Ошпаренный. Вся история начинается с рядового эпизода: за что-то необходимо наказать коммерсанта из Латвии, а конкретно – сжечь его машину, «БМВ» 7-й серии, «бумер». Но по ходу исполнения принимается другое решение: не сжечь, а угнать и присвоить. Здесь в фильме небольшая неточность: бандиты сами машины не угоняют, а заказывают угонщикам. Тем не менее аргумент Рамы – «мы его и так накажем, если я „бумер“ под себя перебью» – принимается, угон удается. Заметим, что идея рождается с ходу, как и все другие действия героев фильма. Горизонт планирования, замысел здесь практически отсутствуют. <…>

В конце фильма Димон Ошпаренный, обычно самый агрессивный из четырех, промедлил, струсил и предал своих, уехав в одиночку на «бумере» с места перестрелки. Оставив машину в лесу, он выходит на остановку и садится в автобус. «По понятиям», бандит не может ездить в общественном транспорте, это несовместимо с его статусом. По сути, этот, последний эпизод фильма – социальная смерть «пацана». Димон окончательно дисквалифицирован как бандит. В итоге «по понятиям» получается, что фильм «Бумер» – о том, как один из четырех бандитов оказался не пацаном, выжил как человек, но расстался с титулом пацана. А правильные пацаны, которые из-за него попали под замес, погибли ни за что.

Герои фильма принципиально не держат «длинный» план действия, не просчитывают последствия. Они источают энергетику, спонтанность, совершают моментальные переключения. Все действия – реакции на случайные, ими же созданные ситуации. Между идеей и реализацией проходит минимум времени: по сути, герои не думают, они действуют (кроме Кота, у которого на лице иногда появляется задумчивость, – но на то он и бригадир, «мозг»). Это тип, которому чужды рациональность, выстраивание сложных рассчитанных цепочек действий, ведущих к достижению целей. Да и целей как таковых у героев тоже нет: есть лишь потребность решить внезапно возникшую проблему. Но, решая одну проблему, они создают две, и так далее…

Между тем к 2000 году – примерное время действия фильма – общество и бизнес сильно изменились. Бандиты возникли в российской рыночной экономике как силовые предприниматели, которые продавали бизнесменам охранные («крышные») услуги (охрану, возврат долгов, гарантии выполнения контрактов, конкурентные преимущества), которые они производили за счет использования насилия и угроз. Поэтому агрессивность, готовность к насилию, когда они умело управлялись и встраивались в организованную группировку или охранное предприятие, были востребованы в деловой среде и приносили высокий доход. Бандиты были незаменимы в период активного перераспределения ресурсов и дележа собственности. Но к концу 1990-х формируются более устойчивые рынки, деловые сети, долгосрочные бизнес-проекты, требующие инвестиций и предсказуемости. Начинает укрепляться государство, на место бандитов активно претендуют те, кого теперь называют «оборотнями в погонах».

Место «понятий», по которым решаются имущественные споры, постепенно занимают хозяйственное право и Уголовный кодекс. Налоговая инспекция все жестче конкурирует с бандитами за дань с бизнеса, который тоже научился считать деньги. Параллельно наиболее умные и хозяйственно ориентированные бандиты чувствуют происходящие изменения и инвестируют в легальный бизнес, становясь крупными коммерсантами. В обществе происходит очередная волна социального отбора: его проходят бандиты, способные к менее насильственной, более экономически ориентированной и рациональной деятельности. Их карьеры, получившие новое продолжение, теперь связаны с легальным бизнесом, а не с насилием.

«Бумер» – про бандитов, которые не проходят социальный отбор и поэтому обречены. Их спонтанность, агрессия, неспособность к рассчитанным действиям – все то, что было преимуществом во времена дикого капитализма, – теперь вовлекают их в постоянный конфликт. Их неадекватность и обреченность переданы в фильме тем, что каждое их действие только ухудшает их положение. Бандитов оставила удача; обстоятельства работают против них. Уехав из Москвы, они в нее больше не возвращаются.

«Брат-2» – красивый вымысел, дающий массовому сознанию обманчивое ощущение господства над действительностью. В этом фильме люди делают обстоятельства, у них есть замысел, сверхидея, моральное оправдание любым поступкам.

Герои – тоже, по существу, бандиты – едут в Америку наказывать зло, меткой и обильной стрельбой доказывая торжество российских ценностей («правды») над американскими («деньгами»). При этом у самих героев достаточно денег и на них работает полмира в виде случайных помощников и удачного стечения обстоятельств, приводящих их (с солидной прибылью) обратно в Москву бизнес-классом. Жизнь продолжается.

«Бумер» пугающе подчеркивает свойства реальности в отличие от вымысла. Траектория «бумера»-БМВ, несущего своих пассажиров по замерзающей российской глубинке, случайна; обстоятельства не подчиняются героям. Бандиты без денег, голодные, постепенно теряющие лоск столичного мегаполиса. Их отлично выверенные диалоги полны живого юмора, но они не произносят ни одной театральной, многозначительной фразы или афоризма, которыми так пестрит «Брат-2». Выстрелов тоже предельно мало (едва ли две обоймы) – только по необходимости, и все даются с заметным усилием. Стреляют герои «Бумера» в безвыходных ситуациях, но в них они находятся хронически, уже не по обстоятельствам, а по жизни.

Если в «Брате-2» – откровенная романтизация насилия через патриотизм и служение добру, понимаемому по-русски, то в «Бумере» с каждым действием героев множится зло. Это откровенно и прямо (если не прямолинейно) показано в фильме побочными сюжетами об искалеченных людях. У зрителя нет моральной опоры, а есть только симпатия к бессмысленно погибшим пацанам (сравнить бы потери в разборках с потерями в Чечне). Хотя в фильме практически отсутствует разделение на плохих и хороших, а энергетика главных героев отзывается зрительской симпатией, его заслуга как раз в том, что он содержит четкое моральное послание: эта дорога никуда не ведет. Единственный положительный символический эпизод в фильме можно истолковать так: в умирающую русскую деревню роняется семя «пассионарного воина» и где-то жизнь все же продолжается. Женщина сразу поняла, как спасти Россию: рожать, а не «мочить» американцев, как в «Брате-2». «Бумер-2» будет про семейные ценности.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

Информация

This entry was posted on Февраль 23, 2016 by in Qazeta AIM.

Навигация

%d такие блоггеры, как: